О некоторых вопросах банкротного права

Опубликовано 15-04-2020
Адвокат Карафелов Александр Миронович

Адвокат Карафелов Александр Миронович

О некоторых вопросах банкротного права

Согласно п. 1 ст. 30 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – «Закон о банкротстве») в случае возникновения признаков банкротства, установленных пунктом 2 статьи 3 настоящего Федерального закона, или обстоятельств, предусмотренных статьей 8 или 9 настоящего Федерального закона, руководитель должника обязан включить сведения о наличии таких обстоятельств в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц в течение десяти рабочих дней с даты, когда руководителю стало или должно было стать известно об их возникновении, а также в разумный срок предпринять все зависящие от него разумные необходимые меры, направленные на предупреждение банкротства должника.

В соответствии с п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд в случаях, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств.

Также необходимо помнить, что согласно абз. 2 п. 4 ст. 37 Закона о банкротстве должник не менее чем за пятнадцать календарных дней до даты подачи заявления должника обязан опубликовать уведомление об обращении в арбитражный суд с заявлением должника путем включения его в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц.

При этом анализу будем подвергать п. 1 ст. 30 Закона о банкротстве и п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве.

Общим признаком этих двух норм является оповещение неопределенного круга лиц о том, что у организации возникли признаки банкротства.
Однако оповещение неопределенного круга лиц согласно п. 1 ст. 30 Закона об банкротстве законодатель относит к мерам по предупреждению банкротства организации, в то время как п. 2 ст. 9 – к обязанности должника при наступлении определенных обстоятельств подать заявление в арбитражный суд.
И то, и другое действие направлено на защиту прав кредиторов, препятствующих увеличению их убытков.

Пункт 1 ст. 30 Закона о банкротстве в нынешней редакции действует с 2017 года. Для должника введена новая (фидуциарная) обязанность действовать с учетом интересов кредиторов, в частности, не допускать действия (бездействие), которые могут заведомо ухудшить финансовое положение организации-должника. Эта обязанность установлена для руководителя должника и иных его органов, а также учредителей (участников) должника, собственника имущества должника и иных контролирующих должника лиц со дня, когда они узнали или должны были узнать о признаках банкротства.

Относительно невыполнения обязанности подать сведения о наличии признаков банкротства предусмотрена административная ответственность по ч. 6 ст. 14.13 КоАП РФ (влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати пяти до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до двух лет). Такие дела возбуждаются на основании заявления кредитора, поданного прокурору.

Что касается последствий, которые влечет обязанность, установленная п. 1 ст. 30 Закона о банкротстве, то имеется следующее разъяснение Верховного Суда Российской Федерации:
Абз. 2 п. 15Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»: бывший руководитель должника, публично сообщивший неограниченному кругу лиц о сроке возникновения обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве (абзац первый пункта 1 статьи 30 Закона о банкротстве) и неисполнении им соответствующей обязанности, не отвечает по обязательствам должника, возникшим со дня, следующего за днем такого публичного сообщения. При этом бывший руководитель, публично распространивший недостоверные сведения о финансовом состоянии возглавляемой им ранее организации, обязан возместить такой организации по ее требованию убытки, причиненные распространением недостоверной информации (статьи 152, 1064 ГК РФ).

Таким образом, исполнение/неисполнение обязанности, предусмотренной п. 1 ст. 30 Закона о банкротстве, оказывает влияние на размер субсидиарной ответственности не только действующего руководителя организации, но и бывшего.

Что касается определения момента начала течения такой обязанности, то он идентичен порядку отсчета сроков по ст. 9 Закона о банкротстве.
Не зря законодатель употребляет выражение: «стало известно или должно было стать известно». Кроме того, в п. 1 ст. 30 Закона о банкротстве имеется ссылка на ст. 9 этого же закона.

Судебная практика относительно определения момента, когда руководитель должен подать заявление о самобанкротстве в арбитражный суд говорит следующее:
Согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве.
Если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности, обстоятельств, названных в абзацах пятом, седьмом пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве, и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

Таким образом, для целей разрешения вопроса о привлечении руководителя к ответственности по упомянутым основаниям установление момента подачи заявления о банкротстве должника приобретает существенное значение, учитывая, что момент возникновения такой обязанности в каждом конкретном случае определяется моментом осознания руководителем критичности сложившейся ситуации, очевидно свидетельствующей о невозможности продолжения нормального режима хозяйствования без негативных последствий для должника и его кредиторов.

В пункте 29 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2018) сказано, что сами по себе кратковременные и устранимые, в том числе своевременными эффективными действиями руководителя, финансовые затруднения должника не могут рассматриваться как безусловное доказательство возникновения необходимости обращения последнего в суд с заявлением о банкротстве.

Суды в каждом конкретном случае должны оценивать меры, направленные на финансовую стабилизацию, а также являлся ли планвосстановления финансового состояния экономически обоснованным, до какого момента выполнение этого плана являлось разумным, какие причины привели к возникновению кризисной ситуации, ее развитию и переходу в стадию объективного банкротства (критический момент, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов).

При этом необходимо учитывать, что в ситуации, когда одобренный мажоритарным участником (акционером) план выхода из кризиса, не раскрытый публично, не удалось реализовать, на таких участников (акционеров) относятся убытки, связанные с санационной деятельностью в отношении контролируемого хозяйственного общества, в пределах капиталозамещающего финансирования, внесенного ими при исполнении упомянутого плана. Именно эти участники (акционеры), чьи голоса формировали решения высшего органа управления хозяйственным обществом (общего собрания участников (акционеров)), под контролем которых находился и единоличный исполнительный орган, ответственны за деятельность самого общества в кризисной ситуации и, соответственно, несут риск неэффективности избранного плана непубличного дофинансирования (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 12.02.2018 № 305-ЭС15-5734(4,5) по делу № А40-140479/2014).

Пунктом 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» предусмотрено, что если обязанность по подаче в суд заявления должника о собственном банкротстве не была исполнена несколькими последовательно сменившими друг друга руководителями, первый из них несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, возникшим в период со дня истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве, и до дня возбуждения дела о банкротстве, последующие – содня истечения увеличенного на один месяц разумного срока, необходимого для выявления ими как новыми руководителями обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение обязанности по подаче заявления о банкротстве, и до дня возбуждения дела о банкротстве. При этом по обязательствам должника, возникшим в периоды ответственности, приходящиеся на нескольких руководителей одновременно, они отвечают солидарно (абзац второй пункта 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве).

В п. 26 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016 г., указано, что при разрешении заявления уполномоченного органа о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности на основании пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве (в дейст. ред. ст. 61.12 Закона о банкротстве) следует учитывать, что его обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве должника возникает в момент, когда находящийся в сходных обстоятельствах добросовестный и разумный менеджер в рамках стандартной управленческой практики должен был узнать о действительном возникновении признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества должника.
В данном пункте Обзора рассматривается ситуация, когда с заявлением о признании должника банкротом обратился уполномоченный орган и сослался на то, что по состоянию на 01.09.2015 г. должник отвечал признаку недостаточности имущества ввиду значительного размера неисполненных обязательств по оплате обязательных платежей, превышавших размер активов должника.
Возражая против заявленных требований, бывший руководитель должника утверждал, что у него отсутствовала обязанность обратиться в арбитражный суд с заявлением должника о собственном банкротстве, поскольку вопрос о наличии недоимки по налоговым платежам не являлся очевидным, должник предпринимал действия по оспариванию решений налоговых органов о взыскании указанной недоимки.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования уполномоченного органа о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности, указав, что по смыслу абзацев тридцать шесть и тридцать семь статьи 2 Закона о банкротстве признаки неплатежеспособности или недостаточности имущества носят объективный характер.

Вышестоящий суд согласился с тем, что признаки неплатежеспособности и недостаточности имущества имеют объективный характер и применительно к задолженности по обязательным платежам определяются по состоянию на момент наступления сроков их уплаты за соответствующие периоды финансово-хозяйственной деятельности должника, которые установлены законом, а не на момент выявления недоимки налоговым органом по результатам проведенных в отношении должника мероприятий налогового контроля либо оформления результатов таких мероприятий.

Вместе с тем по смыслу абзаца шестого пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве обязанность руководителя обратиться с заявлением должника возникает в момент, когда находящийся в сходных обстоятельствах добросовестный и разумный менеджер в рамках стандартной управленческой практики должен был узнать о действительном возникновении признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества должника, в том числе по причине просрочки в исполнении обязанности по уплате обязательных платежей.
При этом довод ответчика о том, что вопрос о правомерности требований налогового органа об уплате недоимки на момент принятия инспекцией соответствующего решения не являлся очевидным в том числе по причине отсутствия единообразия в применении налогового законодательства, вследствие чего невозможно было сделать однозначный вывод о наличии спорной недоимки, не получил какой-либо правовой оценки со стороны судов первой и апелляционной инстанций. В связи с этим суд округа отменил судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и направил обособленный спор на новое рассмотрение

В другом деле уполномоченным органом заявлено аналогичное требование, которое суды трех инстанций удовлетворили.
Приняв во внимание обычные условия делового оборота, суды учли, что директор должника должен был знать о фактическом наличии вмененной недоимки, отслеживание информации о состоянии расчетов с бюджетом по налогам входит в круг его обязанностей. К тому же задолженность по обязательным платежам доначислена налоговым органом ввиду выявления схемы оптимизации налогообложения, о незаконности которой директор должен был знать, поскольку судебная практика по вопросу о правомерности использования подобной схемы на протяжении длительного периода времени являлась устоявшейся и единообразной.
При таких условиях суды пришли к выводу, что бывший руководитель должен был знать о наличии признаков недостаточности имущества должника и был обязан обратиться в суд с заявлением должника. Поскольку ответчик указанную обязанность не исполнил, суды привлекли его к субсидиарной ответственности.

Все сказанное выше приводит нас к такому выводу:
Сроки, установленные в ст. 9 и в ст. 30 Закона о банкротстве, должны отсчитываться с момента фактического возникновения признаков банкротства (неплатежеспособность и недостаточность имущества), руководитель организации должен знать о возникновении признаков банкротства немедленно, какая-либо отсрочка не предполагается, поскольку отслеживание расчетов с кредиторами, в том числе оплата обязательных платежей) входит в круг его обязанностей.
Обжалование решений налогового органа в судене продлевает срок обращения в арбитражный суд о самобанкротстве.

Перечень мероприятий при возникновении признаков банкротства:
- уведомить участников (акционеров) о возникновении признаков банкротства и инициировать, если это предусмотрено учредительными документами, внеочередное общее собрание для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом и назначении представителя участников (учредителей) должника, которое должно быть проведено не позднее десяти календарных дней со дня представления требования о его созыве (необязательное требование в части решения об обращении в суд) (ст. 38 Закона о банкротстве);
- в разумный срок предпринять все зависящие от руководителя организации разумные необходимые меры, направленные на предупреждение банкротства должника,в частности, меры по восстановлению платежеспособности должника и финансовой помощи, и действовать с учетом интересов кредиторов, в частности не допускать действия (бездействие), которые могут заведомо ухудшить финансовое положение должника (ст. 30, 31 Закона о банкротстве);
- включить сведения о наличии признаков банкротства в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц в течение десяти рабочих дней с даты, когда руководителю стало или должно было стать известно об их возникновении. Данная обязанность относится как к бывшему руководителю, так и к нынешнему (п. 1 ст. 30 Закона о банкротстве);
- опубликоватьне менее чем за пятнадцать календарных дней до обращения в арбитражный суд уведомление о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом путем включения его в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц. По истечении тридцати дней со дня опубликования указанного уведомления сведения, содержащиеся в нем, утрачивают силу (п. 2.1 ст. 7, 37 Закона о банкротстве);
- провести оценку стоимости имущества (необязательное требование) (ст. 38 Закона о банкротстве);
- подать в арбитражный суд заявление о собственном банкротстве в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств (п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве).

Адвокат Наталья Тимушева

Метки: , , , , , , ,