Статья 311. Основания пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам

Опубликовано 15-11-2010

Основаниями пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам являются:
Пункт 1 статьи 311 подлежит применению в соответствии с конституционно-правовым смыслом, выявленным в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21.01.2010 N 1-П.
1) существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;
2) установленные вступившим в законную силу приговором суда фальсификация доказательства, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо ложные показания свидетеля, заведомо неправильный перевод, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу;
3) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные деяния лица, участвующего в деле, или его представителя либо преступные деяния судьи, совершенные при рассмотрении данного дела;
4) отмена судебного акта арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа, послуживших основанием для принятия судебного акта по данному делу;
5) признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу;
О конституционно-правовом смысле пункта 6 статьи 311 и о признании жалобы об оспаривании конституционности указанного пункта не подлежащей рассмотрению см. Определение Конституционного Суда РФ от 27.05.2004 N 211-О.
6) признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации;
7) установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека.

Комментарий к статье 311
1. Основания для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам
перечислены в комментируемой статье, и их перечень не может быть расширен.
В п. 1 настоящей статьи под вновь открывшимися обстоятельствами понимаются
юридические факты, существовавшие в момент рассмотрения дела, но неизвестные на этот
момент, которые имеют существенное значение для дела. Существенность обстоятельств
означает, что если бы эти обстоятельства были известны, то арбитражный суд вынес бы иное
решение.
Как отмечается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 15 октября 1998 г. N 17 «О применении
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре по вновь
открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов»,
«арбитражным судам необходимо иметь в виду, что обстоятельства, в связи с открытием которых
пересматривается судебный акт, должны быть существенными, то есть способными повлиять на
выводы арбитражного суда при принятии судебного акта.
Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта недопустим, когда такие
обстоятельства отсутствуют, а имеются основания для пересмотра судебного акта в кассационном
или надзорном порядке. В этих случаях арбитражный суд должен отказать в пересмотре по вновь
открывшимся обстоятельствам судебного акта, обосновывая свой отказ отсутствием указанных
обстоятельств.
Так, решение арбитражного суда не может быть пересмотрено по вновь открывшимся
обстоятельствам, если фактические обстоятельства возникли после принятия судебного акта,
поскольку основанием для такого пересмотра является открытие обстоятельств, которые хотя
объективно и существовали, но не могли быть учтены, так как не были и не могли быть известны
заявителю.
Новые обстоятельства, возникшие после принятия судебного акта, могут являться
основанием не для его пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, а для предъявления
нового иска».
2. Следующей группой вновь открывшихся обстоятельств являются обстоятельства,
установленные вступившим в законную силу приговором суда и повлекшие за собой принятие
незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу:
- фальсификация доказательства;
- заведомо ложное заключение эксперта;
- заведомо ложные показания свидетеля;
- заведомо неправильный перевод <1>.
———————————
<1> Пункт 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 15 октября 1998 г. N 17.
Комментируемое положение было предметом рассмотрения Конституционным Судом РФ в
той мере, в какой он не допускает пересмотр судебных актов по вновь открывшимся
обстоятельствам в случае, когда такое основание пересмотра, как фальсификация доказательств,
установлено постановлением следователя о прекращении уголовного дела по
нереабилитирующим основаниям.

501
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 12 марта 2001 г. ЗАО «Парма Трейдинг Ко. ЛТД» и
ЗАО «ЗОСТ» (в настоящее время — ЗАО «СИМАЛ») было отказано в удовлетворении иска о
применении последствий недействительности ничтожной сделки — договора о совместной
деятельности от 1 июля 1996 г. — со ссылкой на то, что решение о заключении данного договора
было принято в полном соответствии с действующим законодательством и уставом ЗАО «ЗОСТ», а
законность договора ранее подтверждена Арбитражным судом г. Москвы.
Заявление ЗАО «СИМАЛ» и ЗАО «Парма Трейдинг Ко. ЛТД» о пересмотре данного решения
по вновь открывшимся обстоятельствам Арбитражным судом г. Москвы 26 марта 2003 г. было
удовлетворено на основании п. 2 ст. 311 АПК РФ в связи с предъявлением заявителями в
доказательство фальсификации договора постановления следственных органов от 19 августа
2002 г. о прекращении уголовного дела в связи со смертью обвиняемого, которое решением
Тверского районного суда г. Москвы от 9 декабря 2002 г. было признано законным и
обоснованным.
Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы от 26 июня 2003 г.,
оставленным без изменения кассационной инстанцией, решение от 26 марта 2003 г. было
отменено со ссылкой на то, что в ст. 311 АПК РФ дан исчерпывающий перечень оснований
пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам. Постановление следователя
о прекращении уголовного дела, содержащее выводы о фальсификации доказательств, не может
быть приравнено к приговору суда и расцениваться как вновь открывшееся обстоятельство.
По мнению ЗАО «СИМАЛ», п. 2 ст. 311 АПК РФ противоречит ст. ст. 18, 46 и 52 Конституции
РФ в той мере, в какой не допускает пересмотр судебных актов по вновь открывшимся
обстоятельствам в случае, когда такое основание пересмотра, как фальсификация доказательств,
установлено постановлением следователя о прекращении уголовного дела по
нереабилитирующим основаниям.
Представленные материалы, в частности постановление следователя от 19 августа 2002 г. о
прекращении уголовного дела в отношении обвиняемого, свидетельствуют о том, что данное
уголовное дело 15 июля 2002 г. было выделено из другого дела, возбужденного 20 февраля 2001
г. прокуратурой Южного административного округа г. Москвы по заявлению бывшего генерального
директора ЗАО «ЗОСТ» в отношении заместителя генерального директора этого общества И.А.
Потаповой по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ и находящегося в
настоящее время в производстве ГУВД г. Москвы на стадии выполнения требований ст. 217 УПК
РФ (ознакомление с материалами уголовного дела). 3 октября 2005 г. из данного уголовного дела
также было выделено в отдельное производство уголовное дело в отношении четырех
соучастников И.А. Потаповой, которое 30 ноября 2005 г. направлено для рассмотрения в районный
суд г. Москвы.
Собирание, проверка и оценка предъявляемых обвинением доказательств фальсификации
оспариваемого ЗАО «СИМАЛ» и ЗАО «Парма Трейдинг Ко. ЛТД» в арбитражных судах договора от 1
июля 1996 г. будут осуществляться в ходе судебного следствия по данным уголовным делам, а
постановление приговора суда не исключает пересмотр по заявлению ЗАО «СИМАЛ» его
гражданского дела по соответствующему спору по вновь открывшимся обстоятельствам в
установленном законом порядке, т.е. в соответствии с п. 2 ст. 311 АПК РФ.
Таким образом, в силу требований ст. ст. 96 и 97 во взаимосвязи с ч. ч. 3 и 4 ст. 3 и ст. 36
Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» п. 2 ст.
311 АПК РФ не может рассматриваться как нарушающий конституционные права и свободы
заявителя, в связи с чем его жалоба не подлежит принятию Конституционным Судом РФ к
рассмотрению.
3. Третьим основанием пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам
являются установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные деяния лица,
участвующего в деле, или его представителя либо преступные деяния судьи, совершенные при
рассмотрении данного дела.
При этом не имеет значения зависимость признания обстоятельств вновь открывшимися от
наступивших последствий. Установления факта совершения преступления независимо от того, как
это повлияло на решение по делу, достаточно для пересмотра по вновь открывшимся
обстоятельствам. Так, уголовная ответственность за вынесение заведомо неправосудного
решения или иного судебного акта предусмотрена ст. 305 УК РФ.
4. Следующим основанием пересмотра судебных актов является отмена судебного акта
арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа,
послужившего основанием для принятия судебного акта по данному делу.
Судебные акты имеют преюдициальную силу и не требуют повторного доказывания при
рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.
Согласно ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу
судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при
рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Вступившее в

502
законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу
обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах,
установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в
деле. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для
арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли
они определенным лицом.
Так, судебные постановления по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное
исполнение решения третейского суда оставлены без изменения, поскольку отмена решения
третейского суда является основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам
оспариваемых судебных постановлений. Решением Сибирского третейского суда от 23 февраля
2005 г. по делу N 720-СТС/АА утверждено мировое соглашение между закрытым акционерным
обществом «Автотранссиб» и обществом с ограниченной ответственностью «Альфа», в
соответствии с которым общество «Альфа» обязалось передать обществу «Автотранссиб» в
собственность имущество (49 единиц автотранспорта).
Поскольку решение третейского суда обществом «Альфа» добровольно исполнено не было,
общество «Автотранссиб» обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с заявлением о
выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение данного решения.
Определением Арбитражного суда Новосибирской области от 12 апреля 2005 г. заявленное
требование удовлетворено.
Общество «ТПК-Версия» обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с
заявлением об отмене решения Сибирского третейского суда от 23 февраля 2005 г.
Определением Арбитражного суда Новосибирской области от 8 ноября 2005 г. по делу N
А45-14954/05-13/49 заявление общества «ТПК-Версия» было удовлетворено, решение третейского
суда от 23 февраля 2005 г. отменено.
В соответствии с п. 4 ст. 311 АПК РФ отмена судебного акта арбитражного суда или суда
общей юрисдикции либо постановления другого органа, послужившего основанием для принятия
судебного акта по данному делу, является основанием для пересмотра этого судебного акта по
вновь открывшимся обстоятельствам.
В этом смысле отмена определением Арбитражного суда Новосибирской области от 8
ноября 2005 г., вынесенным по другому делу, решения Сибирского третейского суда от 23
февраля 2005 г. является основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам
определения этого же суда от 12 апреля 2005 г. по настоящему делу о выдаче исполнительного
листа на принудительное исполнение того же решения третейского суда <1>.
———————————
<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 19 апреля 2006 г. N 10313/05 по делу N А45-
5521/05-13/22 // Вестник ВАС РФ. 2006. N 8.
5. К постановлениям другого органа, предусмотренным п. 4 комментируемой статьи,
относятся постановления государственного органа или органа местного самоуправления.
6. В качестве особого основания, предусмотренного п. 5 настоящей статьи, названа
признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей
юрисдикции недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или
необоснованного судебного акта по данному делу. Имеется в виду ситуация, при которой при
разбирательстве ранее рассмотренных дел спорная сделка являлась действительной, а ее
недействительность, признанная последующим судебным актом, не была и не могла быть
известна участвующим в деле лицам.
Комментируемое положение касается как оспоримых, так и ничтожных сделок. Ничтожная
сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом (п. 1 ст. 166 ГК РФ).
Учитывая, что ГК РФ не исключает возможности предъявления исков о признании
недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в
общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При удовлетворении иска в
мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано,
что сделка является ничтожной. В этом случае последствия недействительности ничтожной
сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной
инициативе. В связи с тем что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она
может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения <1>.
———————————
<1> Пункт 32 Постановления Пленума ВС РФ N 6, Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 8 «О
некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской
Федерации».
7. Шестым основанием пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам
является признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона,

503
примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому
заявитель обращался в КС РФ. Настоящее положение было предметом рассмотрения КС РФ.
«Гражданка А.И. Севастьянова обратилась в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением
о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, основанного на нормах
статьи 10 Федерального закона «О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс
Российской Федерации и в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах и
сборах», примененных в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом,
выявленным Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 8 апреля 2003
года по запросу Арбитражного суда Владимирской области. Отказывая в удовлетворении
заявления, Арбитражный суд Челябинской области в определении, оставленном без изменения
апелляционной инстанцией, указал на отсутствие предусмотренных пунктом 6 статьи 311 АПК
Российской Федерации оснований для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся
обстоятельствам, поскольку А.И. Севастьянова в Конституционный Суд Российской Федерации с
соответствующей жалобой не обращалась и Определение Конституционного Суда Российской
Федерации от 8 апреля 2003 года принято не по ее делу.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.И. Севастьянова
оспаривает конституционность пункта 6 статьи 311 АПК Российской Федерации, согласно которому
основанием пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам является
признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции
Российской Федерации закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с
принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской
Федерации.
По мнению заявительницы, эта норма противоречит статьям 19 (часть 1) и 46 (часть 1)
Конституции Российской Федерации, поскольку ущемляет право лиц, которые не являлись
участниками конституционного судопроизводства, но чьи дела также были разрешены на
основании нормы, примененной в истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым
смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации в сохраняющем свою силу
решении, на пересмотр судебных актов.
Вопрос о возможности пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебных
решений, вынесенных на основании законоположений, признанных впоследствии
Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской
Федерации, уже был предметом исследования Конституционного Суда Российской Федерации. В
Определениях от 14 января 1999 года по жалобе гражданки И.В. Петровой на нарушение ее
конституционных прав частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона «О
Конституционном Суде Российской Федерации» и от 5 февраля 2004 года по ходатайству Высшего
Арбитражного Суда Российской Федерации об официальном разъяснении Определения
Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 1999 года по жалобе гражданки И.В.
Петровой Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам.
На лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, но чьи дела также
были разрешены на основании актов, признанных неконституционными, распространяется
положение части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном
Суде Российской Федерации», в соответствии с которым решения судов и иных органов,
основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть
пересмотрены в установленных федеральным законом случаях, т.е. с использованием
закрепленных другим законодательством материально-правовых оснований и процессуальных
институтов.
Для защиты прав указанных лиц могут использоваться все предусмотренные отраслевым
законодательством судебные процедуры. Пересмотр судебных решений в связи с признанием
нормы неконституционной возможен, в частности, как в порядке судебного надзора, так и по вновь
открывшимся обстоятельствам. Пересмотру решений иных, кроме судов, правоприменительных
органов служит институт обжалования в суд действий и решений, нарушающих права и свободы
граждан.
Пересмотру в установленных федеральным законом случаях подлежат как вступившие, но
не исполненные или исполненные частично, так и не вступившие в законную силу
правоприменительные решения. Такой пересмотр, однако, не может производиться без
надлежащего волеизъявления заинтересованных субъектов и учета требований отраслевого
законодательства.
Наличие материальных и процессуальных предпосылок, а также возможных препятствий для
пересмотра основанных на неконституционных актах решений (например, в связи с истечением
срока исковой давности либо пропуском срока для возобновления дела по вновь открывшимся
обстоятельствам) подлежит установлению по заявлению гражданина или уполномоченного
должностного лица тем судом, к компетенции которого отнесен такой пересмотр, при соблюдении
общих правил судопроизводства.

504
Приведенные правовые позиции в полной мере распространяются на случаи, когда
Конституционный Суд Российской Федерации, не признавая оспариваемое нормативное
положение противоречащим Конституции Российской Федерации, выявляет его конституционно-
правовой смысл.
Следовательно, если смысл нормативного положения, придаваемый ему сложившейся
правоприменительной практикой, расходится с его действительным, конституционно-правовым,
смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации, то это влечет пересмотр
(изменение или отмену) основанного на нем решения суда (вступившего в законную силу и не
исполненного или частично исполненного либо не вступившего в законную силу), при том что
заявление заинтересованного лица, не являвшегося участником конституционного
судопроизводства, о пересмотре вынесенного по его делу судебного решения подано с
соблюдением закрепленных законодательством процессуальных норм.
Как следует из жалобы А.И. Севастьяновой и приложенных к ней материалов, по смыслу,
придаваемому правоприменительной практикой пункту 6 статьи 311 АПК Российской Федерации,
заявления лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, о пересмотре
судебных актов, основанных на нормах, признанных неконституционными или примененных
судами в смысле, противоречащем конституционно-правовому смыслу нормы, выявленному
Конституционным Судом Российской Федерации, по вновь открывшимся обстоятельствам не
подлежат удовлетворению.
Между тем в силу правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской
Федерации в сохраняющих свою силу решениях и настоящем Определении, пункт 6 статьи 311
АПК Российской Федерации не может рассматриваться как запрещающий пересмотр по вновь
открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу и не исполненных или исполненных
частично правоприменительных решений, вынесенных до принятия Конституционным Судом
Российской Федерации решения, в котором выявлен конституционно-правовой смысл положенных
в их основу норм.
Конституционный Суд РФ определил, что положение пункта 6 статьи 311 АПК Российской
Федерации — по его конституционно-правовому смыслу, выявленному Конституционным Судом
Российской Федерации в настоящем Определении на основании правовых позиций, изложенных в
сохраняющих свою силу решениях Конституционного Суда Российской Федерации, — не может
рассматриваться как запрещающее пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам
вступивших в законную силу и не исполненных или исполненных частично правоприменительных
решений, вынесенных до принятия Конституционным Судом Российской Федерации решения, в
котором выявлен конституционно-правовой смысл положенных в их основу норм» <1>.
———————————
<1> Вестник КС РФ. 2004. N 6.
8. Следующим основанием пересмотра судебных актов по вновь открывшимся
обстоятельствам является установленное Европейским судом по правам человека нарушение
положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным
судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в
Европейский суд по правам человека.
В информационном письме Президиума ВАС РФ от 30 декабря 1999 г. N С1-7/СМП-1341
указано, что в результате присоединения к юрисдикции Европейского суда российские механизмы
судебного контроля за соблюдением имущественных прав участников экономического оборота в
Российской Федерации получили поддержку в виде международного судебного контроля. Это
означает, что компетенция арбитражных судов по рассмотрению имущественных споров и
компетенция Европейского суда по рассмотрению жалоб на нарушения имущественных прав
взаимосвязаны. Эта связь базируется на необходимости решения единой задачи международного
и внутригосударственного судопроизводства — защиты имущественных прав частных лиц при
надлежащей охране общественного порядка <1>. Однако решение Европейского суда не является
актом, отменяющим решение российского арбитражного суда. Его значение состоит в том, что в
нем могут быть установлены факты и обстоятельства, свидетельствующие о нарушении прав,
гарантированных Конвенцией, а именно неправильное толкование и применение арбитражным
судом сопряженных с Конвенцией российских законов и правил, игнорирование принципов
состязательности, справедливости и гласности, обеспечивающих право на справедливое судебное
разбирательство, гарантированное Конвенцией.
———————————
<1> Вестник ВАС РФ. 2000. N 2. С. 93.